Интервью

Дирижер Евгений Волынский о балете Родиона Щедрина «Конек-Горбунок»

05 Июля 2024

Ближайшие показы балета «Конек-Горбунок» 12 и 13 июля пройдут под управлением маэстро Евгения Волынского. Дирижер многие годы тесно связан с нашим театром, здесь он начинал свою блестящую карьеру, поставил немало оперных и балетных спектаклей.

Накануне показов одного из самых ярких спектаклей НОВАТа Евгений Волынский поделился своими мыслями о музыке Родиона Щедрина.

Вы прежде сталкивались в работе с балетом «Конек-Горбунок»?

Здесь, в НОВАТе, я впервые участвовал в постановке «Конька-Горбунка» и уже несколько раз продирижировал этот спектакль. Можно сказать, я стоял у истоков ‒ мы были назначены вместе с Павлом Шамильевичем Сорокиным. Когда начинал репетировать с оркестром, первым ощущением было, что это сыграть невозможно я и оркестр были в шоке, поскольку реально в музыке Щедрина очень много сложностей. У меня складывалось ощущение, что композитор это делал специально. Он же сам мечтал дирижировать, вставал за оркестровый пульт. Мне кажется, поэтому он и создавал такие произведения, чтобы исполнять на пределе возможностей оркестра. Правда, он всегда потом извинялся: «Вы меня простите, я тут вам немножко сложно навертел, но я бы хотел, чтобы вы так сыграли». Но он сознательно так сочинял. Он хорошо знает оркестр и иногда осознанно делает предельные сложности. И было очень непросто совместить все эти мелкие ноты, эту полиритмию. То есть первые две репетиции, которые я провел в оркестре, мы все были в шоке, даже в ужасе. И вот с этим ужасом я уехал в Челябинск, а в новосибирский театр приехал на постановку «Конька» Павел Шамильевич Сорокин. Получилось так, что я вернулся к этому произведению через год, может быть, полтора: меня попросили, когда Павел Шамильевич не смог продирижировать. Я поначалу засомневался, позвонил Павлу Шамильевичу. Тот говорит: «Женя, мы все сделали, слушай, я тебе сейчас объясню…». После этого я встал за пульт и испытал второй шок, уже от того, насколько качественно и здорово играет наш оркестр. «Оркестр, – я говорю, – вы лучшие, вы супер профессионалы». Они отработали точно по партитуре, как часы. Так что это непростое произведение Щедрина.

Мне довелось работать со Щедриным, я прекрасно с ним знаком, был знаком и с Майей Плисецкой, даже как-то дирижировал в Варшаве на программе, посвященной ее дню рождения. Вместе со Щедриным мы ставили «Анну Каренину».

Каково ваше собственное впечатление от музыки «Конька-Горбунка»? Нравится вам она?

Я бы не сказал, что я влюблен. Но в ней есть свой шарм, своя специфика. У Щедрина свое ощущение оркестра, своя интерпретация, свое оркестровое мышление. Это очень интересно. Поэтому я думаю, что это явление в музыке. Здесь много цитат из народной музыки, потому что ты же вырос на ней, ты берешь то, что тебе близко. А близок тебе вот этот фольклор, эти песни. Другое дело, что Щедрин в оркестровке все-таки больше в какой-то конструктивизм погружался.

А нет ощущения, что чем больше слушаешь Щедрина, тем больше нравится?

Это да. Потому что чем больше ты погружаешься в конструкцию, разбираешь ее, когда ты приходишь к тому, что понимаешь мышление автора, понимаешь, откуда возникло все это, тогда уже становится интересно. И ты получаешь удовольствие от того, что можешь все это необъяснимое, невозможное собрать вместе. И получается, что это здорово звучит. Но когда в первый раз сталкиваешься, ‒ шок. И не только у дирижера, но и у оркестра, у артистов. А когда ты начинаешь погружаться, когда потихоньку шаг за шагом начинаешь как бы выяснять, то получается, что все понятно, надо только усилия приложить. Но таков подход Щедрина к музыке. Это явление, это огромный талант, дарование композитора.

Все-таки дирижировать сочинения Щедрина проще или сложнее, чем Стравинского, Прокофьева?

Все зависит именно от погружения, от того, как ты разберешь материал. Если ты понял, как композитор пишет, то дальше будет проще. Со Стравинским тоже сначала казалось, что все сложно. Потом в его творчестве несколько огромных, колоссально разных этапов. Он практически во всех стилях поработал, его же считают классиком в Америке, считается, что он основоположник музыкального развития Америки. Нельзя сказать, что сложнее продирижировать. Прокофьев нам сейчас уже более понятен, привычен. А если сравнивать творчество Прокофьева и Щедрина, то его музыка тоже колористична, у него тоже очень много находок именно оркестровых: игра тембрами, игра всякими инструментами, ‒ то, чем Щедрин владеет в совершенстве. У Прокофьева тоже сделано блестяще. Прокофьева обожают в Европе. Я его там ставил и дирижировал, мне кажется, его очень любят ‒ больше, чем Чайковского, чем Рахманинова. Он конструктивист, он более понятен европейцам. Потому что Рахманинов ‒ это наша душа, как и Чайковский. Я как-то слушал у нас венский оркестр. Слушаю, как играют, и вообще узнать не могу. Я прихожу к дирижеру, а он отвечает: «Ну вот же, так у композитора». Они не понимают, подходят более формально, что ли. Они берут логику и штрихи, играют Моцарта, допустим, как Чайковского. А у Чайковского другой штрих исполнения.

«Конек-Горбунок» ‒ это самая первая большая работа Щедрина. Во многих случаях первые сочинения так или иначе отражаются в последующих произведениях композитора. Со Щедриным так же?

Это как у всех: первый этап творчества – это лаборатория. А потом, когда они вырастают, они из этой лаборатории берут фрагменты и переносят, и развивают. Потому что так наш мозг устроен: ты все равно формируешься на некой основе, а потом ты растешь и ее развиваешь. Первые произведения фрагментарно слышны в следующих произведениях. А потом это настолько эволюционирует, что ты эту метаморфозу можешь уже и не узнать. То есть композитор развивается, синтезирует, переосмысливает, но все равно идет от той самой основы. Поэтому, когда слушаю «Конька-Горбунка», частично я узнаю: да, вот это есть в «Анне Карениной», а вот этот фрагмент в «Кармен-сюите» появился.

Сама постановка вам нравится?

Очень нравится. В Челябинске, где я художественный руководитель театра и главный дирижер, у нас каждое лето проходит международный балетный фестиваль. И мы пригласили Башкирский театр оперы и балета. Они привезли «Конька-Горбунка», оркестр был уфимский. Это было после того, как я в Новосибирске репетировал. Я специально поменял билеты, чтобы насладиться и сравнить… Вы знаете, я после этого гордился своим новосибирским театром,

У нас в НОВАТе, конечно, постановка потрясающая. Хореография потрясающая. Я сам привожу детей, мои родственники ходили, мы всех уже сводили. У меня дочке младшей всего четыре годика, и то она в восторге, пацану старшему 12 лет, и внучки приезжают ‒ все от этой постановки в восторге. Действительно классный спектакль. Я считаю, что это выдающееся произведение.

Балет Р. Щедрина «Конек-Горбунок» под управлением Евгения Волынского ‒ 12 июля в 19:00, 13 июля в 18:00 на Большой сцене НОВАТа.

Спектакль участвует в программе «Пушкинская карта».

Билеты ‒ на сайте novat.ru, в мобильном приложении и в театральной кассе.

До встречи на балете! НОВАТ