Интервью

Дирижер Филипп Селиванов: «Нужно удивлять слушателей, превышать их ожидания и создавать новую реальность»

17 Июня 2024

Премьера оперы П.И. Чайковского «Опричник» состоится на Большой сцене НОВАТа 19 июня. Музыкальным руководителем простановки выступит Филипп Селиванов. Молодой музыкант начал сотрудничество с НОВАТом в этом сезоне по приглашению музыкального руководителя – главного дирижера театра Михаила Татарникова, который считает Филиппа Селиванова одним из самых талантливых и перспективных дирижеров на сегодняшний день.

Накануне премьеры мы побеседовали с Филиппом Селивановым о новой постановке НОВАТа.

За сравнительно небольшой период времени вы продирижировали в нашем театре и оперой, и балетом. Каковы ваши впечатления от работы на нашей сцене с нашим коллективом?

Знакомство с новыми людьми всегда сопровождается обменом энергетикой и сильными эмоциями. Это волнует и одновременно вдохновляет на творческую работу. Когда приезжаешь в новый театр и выходишь к новым музыкантам – оркестру, хору, солистам, – сам начинаешь развиваться, расти в художественном и профессиональном плане. Поэтому ощущения яркие.

Кроме того, я был очень рад, поскольку давно мечтал приехать в НОВАТ. Это легендарный театр, известный не только благодаря своему масштабу и потрясающему зданию, но и постоянному внутреннему творческому кипению на протяжении уже многих лет.

Знаете, первая репетиция на моей практике часто бывает достаточно напряженной. И это нормально, потому что фактически дирижер встречается сразу со многими отдельными незнакомыми личностями ‒ музыкантами. Тут необходимо найти контакт и подстроиться обеим сторонам. А вот взаимопонимание, свобода, ощущение удовольствия и наслаждения процессом появляется именно в момент первого выступления, если, конечно, контакт произошел, потому что именно на концерте, спектакле и дирижер, и все музыканты полностью отдаются музыке, сбрасывают с себя свои комплексы, маски, и могут искренне показать себя, а значит, начинается доверие и свобода. В Новосибирске, к моей большой радости, это произошло. Тем более что мне довелось здесь продирижировать одной из моих любимейших опер ‒ «Пиковой дамой» П.И. Чайковского. Я считаю ее одним из высочайших образцов оперной драматургии. Кстати, «Пиковая» ‒ пятая опера Чайковского в моем репертуаре из его восьми фактически существующих. Я дирижировал операми «Евгений Онегин», «Иоланта», «Опричник», «Черевички», так что очень жду «Мазепу» и «Чародейку».

А перед «Пиковой» в Новосибирском театре у меня сначала был балет «Конек-Горбунок» Родиона Щедрина. У меня было не так много балетов, по сравнению с операми, но музыка Щедрина прекрасна ‒ она яркая и самобытная, поэтому я с удовольствием принял это предложение. В нашем профессиональном кругу считается, что многие классические балеты не столь интересны в плане дирижирования, хотя среди балетов есть и произведения с действительно насыщенной и интересной симфонической партитурой. И к Щедрину, мне кажется, это относится в большой степени, так же как к балетам Прокофьева, Стравинского. Щедрин ‒ великий композитор, потрясающий симфонист и художник. Это музыка, которой я хочу дирижировать.

В нашем театре и в нашем городе у истоков симфонической музыки стояли два выдающихся дирижера ‒ Исидор Зак и Арнольд Кац. Исидор Аркадьевич Зак был первым главным дирижером Новосибирского театра оперы и балета, а когда Арнольд Михайлович создавал свой оркестр, концертный зал театра был базовой площадкой коллектива. Поэтому у нас место дирижерски намоленное.

Да, безусловно, это место легендарное. И есть такая интересная связь: я учился у профессора санкт-петербургской консерватории Александра Ивановича Полищука, который несколько лет работал в новосибирской филармонии вместе с Арнольдом Михайловичем Кацем.

Вам предстоит дирижировать премьерой оперы «Опричник» в НОВАТе. Расскажите, как складывалась работа с этим музыкальным материалом?

Я начну издалека, поскольку эта музыка возникла в моей жизни гораздо ранее самой постановки. Во-первых, в консерватории я сначала учился на дирижерско-хоровом факультете. Как мы знаем, «Опричник» целиком исполнялся очень редко, а вот отрывки, особенно хоровые массовые сцены, изучаются дирижерами-хоровиками и иногда исполняются хоровыми коллективами. Я помню концерт в оперной студии консерватории, где вместе с другими великими хоровыми сценами из опер Мусоргского, Римского-Корсакова мы исполняли хор «К царю!» ‒ярчайшую сцену из «Опричника», пронизанную патриотическим русским духом, и свадебное славление из последнего акта оперы.

Так что у меня с этой музыкой связаны очень ностальгические воспоминания. Затем было полуконцертное исполнение «Опричника» в Мариинском театре. Тогда я еще учился на «дир-хоре» и параллельно работал в ансамбле академии молодых певцов Мариинского театра. Участвуя в спектакле на сцене, погружаешься в музыкальную драматургию и более объемно ощущаешь ткань произведения. Этот опыт мне очень помог позже уже в моей дирижерской практике.

Итак, мы приближаемся к главному. Когда я уже работал в театре «Геликон-Опера», у нас был концерт на VIII Международном фестивале искусств П.И. Чайковского в Клину, который ставил Сергей Геннадьевич Новиков. В большой насыщенной программе концерта была также «Сцена клятвы» из «Опричника» ‒ самое главное драматическое звено партитуры, когда Андрей Морозов принимает роковое для себя решение. Концерт прошел отлично, а после Сергей Геннадьевич предложил мне поставить «Опричника» в Красноярском театре оперы и балета им. Д. Хворостовского. Естественно, я с удовольствием согласился. Постановка была в прошлом сезоне, это была большая интересная работа полностью с труппой красноярского театра. Теперь эта опера будет и в Новосибирске.

На мой взгляд, «Опричник» ‒ это настоящий Чайковский, может быть, иногда несколько наивный, но уже мастерски владеющий истинно русским мелосом, яркой инструментовкой и чувством драматургии внутри номеров. И, конечно, здесь Петр Ильич вдохновляется русским народным творчеством. Поэтому на мое восприятие эта опера легла достаточно просто и органично.

В вашем понимании, эта опера слабее других оперных сочинений Чайковского, которые очень часто исполняются?

Я не могу однозначно ответить на этот вопрос, потому что я, признаюсь, еще плохо знаком, например с «Чародейкой», чуть лучше, но тоже недостаточно ‒ с «Орлеанской девой». Поэтому сравнивать не буду, но хочу выразить огромную благодарность Александру Александровичу Соловьеву и Сергею Геннадьевичу Новикову за их редакцию партитуры Чайковского. Им, на мой взгляд, удалось преодолеть некоторые ее несовершенства, касающиеся формы. Было сделано некоторое количество очень уместных купюр, и таким образом целостная драматургия оперы оказалась хорошо скреплена. «Опричник», думаю, был немного слабее именно в плане формы, но ценность материала и блестящая оркестровка, безусловно, достойны гения Чайковского.

От большего процента музыкального материала оперы у меня либо мурашки по коже, либо сердце сжимается. Это ли не показатель? Огромный эмоциональный спектр и мастерски подобранный для его выражения инструментал: сносящая все на своем пути роковая сила опричников в сцене клятвы, вдохновляющий неимоверным оптимизмом, патриотизмом и сплоченностью хор «К царю!», невероятно нежный трепетный дуэт Андрея и Натальи, удалые пляски опричников и народные сцены ‒ все это подвластно Петру Ильичу. Поэтому «Опричник» не уступает зрелым работам Чайковского.

Режиссер-постановщик Сергей Геннадьевич Новиков погружается в материал очень глубоко, внимательно изучает источники, и есть ощущение, что он знает исторический контекст досконально. Как вам с ним работалось?

Когда режиссер основывается не только на музыкальных принципах (хотя, безусловно, это самое важное в музыкальном театре), не только на эмоциональном восприятии, не только на своем воображении и фантазиях, но еще и на исторических фактах, тогда конечный продукт получается качественным и исторически ценным. В этом большая заслуга Сергея Геннадьевича в том числе и в «Опричнике». Работать с ним очень комфортно. Он всегда быстро находит контакт со всеми артистами и коллегами, доброжелателен и корректен в общении. Работая с ним, чувствуешь себя свободно и уверенно, а это самое главное в творчестве, потому что только когда есть свобода, тогда появляется доверие и начинается созидание. Задача как дирижера, так и режиссера ‒ раскрыть потенциал артиста, музыканта, дать ему пищу, направить его, дать возможность думать, создавать, творить.

Как вы думаете, не проще было бы взять другую оперу Чайковского ‒ более известную, легкую в плане зрительского восприятия, менее драматичную, например, «Черевички»?

«Черевички» тоже не так часто исполняются. Конечно, в последнее время были постановки, но их немного. Все ставят «Онегина», «Пиковую даму». Сколько можно?

Отвечая на ваш вопрос, скажу, что одна из главных целей театра ‒ просвещать зрителя, расширять его культурные горизонты. Я уверен, что постоянно искать новый материал, трудиться над ним, чтобы представить публике, ‒ это основополагающая задача для режиссеров, дирижеров, директоров, продюсеров. Пусть это не всегда просто, как в случае с «Опричником». Я уверен, что Сергей Геннадьевич и Александр Александрович переслушали все имеющиеся записи, прокрутили сотню раз материал оперы в голове, анализируя форму и драматургию, переиграли его на всех инструментах мира, перебрали все варианты, только чтобы в конце концов добиться такой достаточно динамичной формы. Это далеко не просто. Поэтому нужно не расслабляться, удивлять слушателей, превышать их ожидания и создавать новую реальность.

Премьера в НОВАТе. Опера П.И. Чайковского «Опричник» с участием приглашенных звезд, солистов новосибирской оперы и творческих коллективов НОВАТа под управлением Филиппа Селиванова ‒ 19 июня в 19:00.

Спектакль участвует в программе «Пушкинская карта».

Билеты ‒ на сайте novat.ru, в мобильном приложении и в кассе театра.

До встречи на премьере! НОВАТ