Интервью

Михаил Сапожников: «Можно по-хорошему позавидовать зрителям, которые впервые увидят этот спектакль»

09 Октября 2023

Декорации Симона Вирсаладзе к «Щелкунчику» Юрия Григоровича удивительны. Вместе с музыкой, с танцем, они как будто переносят в иную реальность – куда-то на границу между детством и взрослой жизнью, мечтой и действительностью.13, 14 и 15 октября на нашей Большой сцене пройдут первые показы балета П.И. Чайковского «Щелкунчик» в легендарной хореографии Юрия Григоровича и в сценографии Симона Вирсаладзе. Творческое содружество мастеров XX века подарило мировому балетному театру восемь шедевров, в числе которых, помимо «Щелкунчика», балеты «Каменный цветок», «Легенда о любви», «Спартак» (все три спектакля ставились в Новосибирском театре оперы и балета), «Иван Грозный» и другие. Благодаря декорациям Вирсаладзе рождался законченный, совершенный художественный образ спектакля – единство идейного замысла, музыки, хореографии и визуального решения.

На сцене НОВАТа декорации Вирсаладзе воссоздает Михаил Сапожников, который с 1993 года работает со сценографией Симона Вирсаладзе, бережно сохраняя наследие художника в балетах Юрия Григоровича. Накануне премьеры Михаил Николаевич рассказал о работе со спектаклями Вирсаладзе и своих встречах с выдающимся театральным мастером.

«Балет “Щелкунчик” в постановке Юрия Григоровича и Симона Вирсаладзе я впервые увидел, когда был ребенком, лет в десять-одиннадцать. Танцевали Екатерина Максимова и Владимир Васильев. И раз я до сих помню этот спектакль, видимо, меня тогда в первый раз в жизни по-настоящему впечатлило. А после так сложилось, что увлекся театром, окончил театральный факультет Московского художественного училища, на практике пару раз попадал в мастерские Большого театра, и когда возник момент выбора, куда пойти после учебы, конечно, я хотел попасть работать, как говорят у нас, “на пол” в мастерские Большого театра. Почему “на пол”? Потому что живописные декорации пишутся именно на полу. Понятно, что любой художник, пришедший в театр сразу после театрального факультета, не так много знает про рабочие процессы, технологии, про то, как все изготавливается, как все устроено и работает на практике. Одно дело рисовать эскизы, создавать макеты, и совсем другое – погрузиться в процесс. Это ведь серьезное производство. И, конечно, лучшая школа, по крайней мере в Москве, была в Большом театре: настолько разнообразных технологий, живописных и конструктивных подходов, приемов и техник нет больше нигде. Там я и познакомился с Симоном Вирсаладзе, или как мы в театре к нему обращались – Солико Багратовичем, а между собой мы его называли просто Солико. Тогда в театре работали настоящие корифеи – художники-декораторы, создававшие вместе с Вирсаладзе первые его постановки, когда он начал сотрудничать с Большим театром. Сейчас, когда мы смотрим его спектакли, мы не догадываемся, что на многие технологические приемы Вирсаладзе взглянул по-новому, благодаря чему и родился его самобытный стиль. Конечно, были наработки, но именно в такой технологии – различные сетки, потальные золотые, серебряные блестки и еще многое другое – все это придумывали и создавали замечательные художники Большого театра вместе с Симоном Багратовичем. Шел постоянный поиск. Даже на моей памяти что-то, бывало, уже привозилось в театр, вывешивалось, а потом решали все снять, увезти и переделать. Костюмы делались непосредственно в пошивочном цеху. Были, конечно, эскизы, но они немного даже по-детски набросаны, как будто двумя-тремя взмахами кисти. Их можно найти и посмотреть, они были опубликованы. А весь декор, все детали, все пропорции искались в цеху.

Есть разные по-своему прекрасные “Щелкунчики”, но если ты увидел этот спектакль, то ты понимаешь: это единственный настоящий “Щелкунчик”. Он тебя захватил, и ты его никогда уже не предашь, не променяешь на какой-то другой. Все, что есть в музыке Чайковского, в этой постановке есть и в танце, и в живописи. Декорации, костюмы Вирсаладзе абсолютно соответствуют музыке в этом балете. Здесь все настолько музыкально придумано, все настолько глубоко, образно, что ты просто оказываешься внутри этого мира, созданного Чайковским, Григоровичем, Вирсаладзе. И при работе над постановками для нас главная задача – сохранить все, что было заложено в спектакле Григоровичем и Вирсаладзе.

А еще в этом спектакле есть театральность – качество, которое сейчас в театре иногда подзабывается: когда из ничего, из каких-то там тряпочек, совершенно простых вещей создается чудо. Современные театральные художники больше уходят в дизайн, у них все натуралистично, по-конструктивистски, а вот живопись из театра уходит. Сегодня в современном театре все реже и реже используются живописные декорации. Но, собственно говоря, и мастеров таких уже мало. Новое поколение постановщиков, в частности художников театра, мыслит иначе. Счастье, что мы можем вернуться к таким постановкам, как “Щелкунчик”, “Спартак”.

Можно только по-хорошему позавидовать тем зрителям, которые впервые увидят этот спектакль, да еще и в таком великолепном зале. Когда все сольется воедино – потрясающая музыка, танец, декорации, свет – я уверен, у многих просто слезы будут на глазах и это воспоминание останется у них на всю жизнь».

Премьера балета П.И. Чайковского «Щелкунчик» в постановке Юрия Григоровича на Большой сцене НОВАТа – 13, 14, 15 октября, 20–31 декабря.

Спектакль участвует в программе «Пушкинская карта».

Билеты – на нашем официальном сайте novat.ru, в мобильном приложении и в кассе театра.

До встречи на премьере! НОВАТ